Личная история анонимного наркомана

post-01

Мое путешествие в мир наркотиков началось в далеком 98 году. В то время употреблять было модно. Торговали практически в каждом доме и достать было очень просто. Этого было так много, что мне казалось правоохранительные органы просто не в силах побороть эту афганскую машину смерти. Я хотел новых ощущений, хотел быть «в теме», хотел быть значимым, иметь много друзей и, чтобы этот праздник не останавливался ни на минуту. Наркотики придавали, ко всему прочему, уверенности в себе, чувство превосходства над людьми и ситуациями. С ними я мог все, абсолютно…

 

Я слышал от родителей и по ТВ: «Попробовал один раз – это на всю жизнь». Но я попробовал. Мне казалось, что это про кого угодно, только не про меня. 2 года я нюхал, потом стал колоться. Как-то просто стало мало и с первым уколом я понял, что терял массу впечатлений. Мне все сходило с рук. Деньги, красивые девушки, опасные связи. Было круто находиться в постоянном движение, в гуще событий. Мне по сей день не хватает этого ощущения опасности, что беда где-то рядом, что я хожу по краю пропасти, по острию ножа и всегда выхожу сухим из воды. Мое тело настолько привыкло к этому, что теперь в трезвости в состоянии покоя мое тело не может полностью расслабиться в ожидании очередных испытаний и опасностей. Ведь «розовый период» вскоре закончился и начались невероятные испытания, которые наслаивались одно на другое. И чем дальше, тем меньше сил оставалось. Сил, чтобы просто жить…

 

Не забуду первую ломку. Мне выкручивало ноги, так что казалось они сломаются. В слезах я пришел в себя и искренне пообещал родителям, что больше никогда. Сегодня я не могу посчитать количество этих обещаний. Их точно было больше ста. Я стал периодически «бросать» сам. Это вошло в привычку и было похоже на некую игру. Была перепробована масса схем: спорт, учеба, перестать общаться с соупотребителями, работа, девушки, алкоголь, трава. Но каждый раз, по истечении времени, чего-то не хватало. Трезвость быстро надоедала, становилась невыносимой. Мне хотелось праздника, я перестал получать от жизни настоящее удовольствие. Мне говорили, что нужно время, подождать восстановления рецепторов, что нужно жениться, но ничего не работало. Одиночество, жалость к себе… И снова срыв. Я разучился решать проблемы и они наслаивались одна на другую. Рациональность и последовательность куда-то исчезли из моей жизни. Вместо них пришли злоба, обида и агрессия. Всегда кто-то появлялся или что-то происходило, и я обвинял весь мир в очередном срыве.

 

Спорт привел меня в норму, и это позволило продержаться мне примерно полгода. Я чувствовал, что становлюсь сильнее психологически и физически. Моя сила воли вновь стала ощутимой. Появилась уверенность, сменившаяся вскоре самоуверенностью. Но как-то на пробежке, вечером, я встретил соупотребителей. Они втыкали на лавке, а я прыгал рядом с прыгалками, рассказывая как у меня все круто. Через час мы втроем уже играли в игру «дотянись до пепельницы». Опять игла, сигарета и еле приоткрытые глаза.

 

Примерно в то же время у меня обнаружили гепатит. Я думал, что приговорен к смерти, мир уходил из под ног. На этом страхе я смог продержаться еще несколько месяцев. Потом срыв… И опять «темы», «опера, замуты.

Чем больше я кололся, тем меньше уважал себя. Понятия о чести и дружбе, любви и заботе  сменились на «достать любой ценой». В институте у меня был друг, с которым мы вместе употребляли. Потом он пошел работать в ФСКН. Я начал работать с ним. Мы употребляли, ездили в клубы на тусовки, а затем врывались туда с людьми в масках. Принимали употребляющих людей, барыг. Взятки, избиения, подставы… Было противно от всего этого, но у меня просто кончились силы бороться с собой, со своим заболеванием. Настал момент, когда мой друг отвернулся от меня. Я слишком низко пал даже в его глазах.

 

Пошла череда больниц, реабилитаций, врачей, психологов. Я искренне хотел бросить, но не мог этого сделать. Не мог найти внутренних резервов для этого. Как же сильно страдала моя мама. Она всегда была рядом, несмотря ни на что. Только она верила в меня и надеялась, что все изменится.

 

Собрав остатки воли в кулак я бросил снова. Услышав о методоновой программе за рубежом я решил, что это выход для меня и создал свою. Это «проработало», ни много, ни мало, 3 года. Я был вполне уверен, что могу контролировать употребление и переубедить меня не мог никто. «Из двух зол выбирают меньшее»,- думал я и убедил в этом свою мать. К тому моменту я был четко убежден что наркотики будут со мной всю жизнь.

 

Я создал бизнес и развил его до приличных размеров европейского уровня. Встречи, переговоры, статус, деньги, красивые женщины и машины. Вот оно – счастье. Но мне всегда было мало, а неудачи я принимал слишком близко к сердцу. Накрывала жалость к себе и одиночество, хотя вокруг было много близких людей. В итоге, заблудился снова. Работа, деньги, девушка, ответственность за родных, сотрудников – все перестало быть важным. Неприятности наслаивались одна на другую и я все больше употреблял, пока в конце концов мой партнер не узнал об этом.

 

Меня выгнали из моей же компании. Я понимал, что выгнали заслуженно, но была огромная обида на весь мир, на себя, на Бога. В моей записной книжке было более 1000 номеров: директора салонов, менеджеры, партнеры, люди с радио и ТВ, но позвонить было некому. И я закрывал эту внутреннюю боль наркотиками.

 

Пока оставались деньги, я ездил путешествовал. Физически истощенный, я еле выдерживал длительные перелеты, отсыпаясь потом по трое суток в номере. Боль и разочарование преследовали повсюду, но где-то глубоко внутри горел лучик надежды.

Я пришел в АН после 21-дневного курса реабилитации. Честно говоря, меня выгнали оттуда за подрыв авторитета руководства и прямые угрозы консультантам. Опять это чувство, что сейчас я завоюю этот мир. Слава Богу, я пришел в сообщество по рекомендации психолога и почему-то остался там. Ранее лет 10 назад я был на нескольких группах. Мама давала мне деньги на наркотики, чтобы меня не посадили за то, что я творил. Меня постоянно принимал уголовный розыск и только чудом я не сел в тюрьму. Кстати, лет через 5 после этого моя мама сама пришла в милицию и попросила, чтобы меня закрыли. Она просто боялась, что я умру… «Меня даже некому будет похоронить», – эти слова она часто говорила и мне до сих пор не по себе от них.

 

Тогда, видимо, я еще не обрел «дар отчаяния». Я думал, что смогу сам, что вот-вот получится, что не хватает немного силы воли, что все будет хорошо. Как я ошибался…

Теперь, истощенный физически, морально, эмоционально я просто шел, куда мне сказали. Что-то произошло на первой группе. Я начал слышать этих людей. Они улыбались и делали это искренне. Как наркоман, я сразу чувствую вранье. Тут все было по-настоящему.

 

Я вышел окрыленный после первой группы. Появилась надежда на то, что все еще может быть хорошо и я стал ходить каждый день. По 4-6 часов тратя на дорогу. Прав меня лишили, машину тоже пришлось продать. Мне было плохо физически, но чудесным образом после групп становилось лучше и телу, и душе. Я стал обращать внимание на свое отражение в зеркале, на цвет своих глаз, размер зрачков. Я давно забыл как они выглядят. Как блестят и светятся, когда я счастлив. Это чудо, но мне действительно не хотелось употреблять. Тяга, преследовавшая меня всю жизнь, вдруг куда-то ушла. Я сразу нашел спонсора и начал делать шаги.

 

Слишком мало времени, чтобы описать внутренние изменения, последовавшие далее и продолжающие происходить практически ежедневно. Приведу пару изменений внешних: у меня ушел гепатит, мне отдали права при том, что я стоял на учете и ни разу не отмечался, я начал опять заниматься спортом и никому не даю спуска, уже 2 месяца я не курю. Я ценю каждый день, как никогда раньше. Мне снова захотелось жить, дышать, смотреть на мир широко открытыми глазами. Люди вокруг стали ближе. Появились новые друзья, интересные знакомые, девушки. Я снова почувствовал, что такое любить. Моя жизнь наполнилась смыслом. Мне теперь нечего скрывать и бояться. Я обрел огромный, неисчерпаемый внутренний источник, обрел веру. Бог дает мне массу сил сегодня, пока я на пути исполнения Его Воли. С Ним моя сила воли снова заработала и я чувствую, что меня ждет увлекательное путешествие, длинною в жизнь.

 

Анонимный Наркоман, я трезв 11 месяцев